История развития психиатрической помощи в Китае

Психиатрия в Китае

Назаров Андрей Андреевич

Ратников Евгений Сергеевич

 

 

Предисловие.

История психиатрии в Китае – тема на данный момент всё ещё недостаточно изученная. Исследования, которые мы можем обнаружить, принадлежат англоязычным авторам. Порой в их словах можно заметить акцентированную антипатию к сложившемуся в Китае политическому режиму, вплоть до сопоставления его с нацистской Германии в вопросе давления на медицину. Подобное немного ставит под сомнение компетентность того или иного автора. В то же время, даже если бы и существовали открытые исследования относительно истории психиатрии в Китайской Народной Республике, проведённые авторами из самой КНР, то они, вероятно, напротив бы носили положительный окрас из-за существующей в стране идеологии. И проблема тут даже не столько в выводах, политизированность которых проясняется довольно просто, сколько в акцентах при подаче даже полностью достоверной информации. Автор данной статьи попытался осветить тему аполитично и беспристрастно.

Из-за психических расстройств в той или иной форме страдали представители всех культур и всех исторических периодов. Естественно, люди прилагали усилия для облегчения жизни душевнобольных. Однако та современная психиатрия, что мы знаем – это по большей части плод западной медицины, науки и культуры. Если бы образованный по западному образцу китаец взялся впервые переводить на китайский язык англоязычные труды… он бы встал перед проблемой нехватки подходящих слов в своём языке. 

Например, в русском языке многие термины просто имеют схожее или аналогичное звучание со словами из других европейских языков. В языках иероглифических эта форма переноса терминологии, транслитерация, не представляется настолько подходящей из-за особенности языка. При транслитерации на китайский англоязычное «psychiatry», вероятно, звучало бы как «писикэатэли». И проблема даже не столько в благозвучности, сколько в том, что подобранные для слова иероглифы порознь скорее всего не несли бы особого смысла, что важно для китайского языка. 

Как результат, часть переводов с трудом подходит для научной работы, что тормозит популяризацию и развитие психиатрии в Китае. Например, китайский психиатр Цзи Сюэсун, доктор медицины, сказал: 

 – Фрейд много говорит о пенисе и влагалище… В подростковом возрасте я, естественно, искал книги о сексе, поэтому и взялся за него. Но я ничего не мог понять. Оглядываясь назад, я почти уверен, что переводчик книги и сам не понимал.

Подходящим решением является анализ и адаптация уже существующих понятий, имеющих хотя бы отдалённое сходство с западными. А подобную лексику обнаружить можно было в классических текстах, традиционной китайской медицине. В том числе и поэтому важно не упускать из внимания связанную с психиатрией теорию и практику, что существовали в Китае до прихода современной науки.

Оговорив специфику вопроса, можно приступить к обсуждению важнейших этапов становления китайской психиатрии в хронологическом порядке. В тексте будут приведены китайские иероглифы для чёткой идентификации понятий и имён собственных, которые часто не имеют конкретного общепринятого перевода на русский язык.   

I тыс. до н.э. Составление «Трактата Жёлтого императора о внутреннем» (黄帝内经, «Хуан-Ди нэй-цзин»). Трактат является самым древним трудом по вопросам китайской медицины и организмики. Это – фундаментальный для традиционной китайской медицины текст, изложенные там теории применялись тысячелетиями, поэтому следует остановиться на нём подробно. Книга написана в виде диалогов между легендарным Жёлтым императором (Хуан-Ди) и его придворным мудрецом Ци-Бо. Текст касается множества болезней и методов лечений, среди которых некоторые вполне относятся к области психиатрии. «Параличи, потерю сил, нарушение циркуляции, лихорадки» лечить предлагалось «посредством массажа и психофизических упражнений». Причины этих «заболеваний» связываются с питанием, образом жизни, местом проживания. Зачастую трактовки в труде – абстрактны и трудны для понимания:

– Если патогенное дыхание-ци холода проникает в организм через точки-шу, то оно проходит во внутренние отделы организма, подавляет деятельность пяти органов-цзан, наносит вред эмоционально-психической сфере, в результате чего у больного появляются страхи и беспокойства.

Можно сказать, что психиатрии в трактате посвящён целый 80-й раздел под названием «Рассуждение о больших нарушениях психики». В нём по порядку описываются причины таких явлений, как головокружение, забывчивость, нарушение аппетита, бессонница и чрезмерная сонливость. На вопрос о лечении даётся относительно лаконичный ответ, что нужно разбирать каждый конкретный случай отдельно, и лишь тогда подбирать терапию, чем раздел и завершается.

Кроме того, в трактате можно обнаружить упоминание неких «заклинаний»: 

– Древние колдуны знали, как справляться со многими болезнями, потому что они знали, откуда возникают болезни. Они могли лечить это заклинаниями.

Есть основания предполагать, что иероглиф, ныне переводимый как «заклинания», мог иметь иной по смыслу эквивалент, если бы информация о подобных практиках сохранилась до наших дней. Возможно, эти «древние колдуны» владели навыком биоэнергетического психотренинга подобно современным специалистам по парапсихологии и экстрасенсорному воздействию. Поэтому под «заклинанием» мог подразумеваться специфический способ взаимодействия врача и больного, в настоящее время не используемый.

Можно попытаться обобщить абстрактные концепции трактата. В нём выделено 5 основных человеческих эмоций (五志): радость (喜), гнев (怒), грусть (忧), печаль (или задумчивость, 思) и страх (恐). Эмоции влияют на движение дыхания-ци, а уже из-за дисбаланса ци возникают заболевания. Стабилизировать состояние ци можно путём сдерживания тех или иных эмоций, достигая тем самым баланса. Концепция «пяти эмоций» или «пяти настроений» жила и развивалась на протяжении всего существования традиционного Китая. К концу имперского периода она дополнилась «страданием» (悲) и «страхом» (惊), переросла в концепцию «семи чувств» (七情). 

1156–1228 гг. Годы жизни Чжан Цунчжэна (张从正). Чжан Цунчжэн был ведущим авторитетом в медицине тех времён, он значительно поспособствовал продвижению новых терапевтических подходов к лечению психических расстройств. Впоследствии врачи стали чаще эффективно оказывать помощь, не прибегая к инвазивным методам лекарственного вмешательства, чему есть свидетельства. Например, в труде 1519 года под названием «Шишань иань» (石山医案, «Истории болезней Каменной Горы») сказано, что находившийся из-за засухи в тяжёлом положении губернатор смог прийти в себя, когда его убедили, что однажды пойдёт дождь. Успех обращения к традиционной китайской эмоциональной терапии всегда зависел от тесных отношений между целителем, пациентом и семьёй пациента, внимания к семейному бэкграунду пациента и его ближайшему окружению. Зафиксированная эффективность этих методов способствовала тому, что они продолжали использоваться на ранних порах и в современном Китае, хоть и в малых масштабах. 

1636 год. Публикация сборника «Мэн линь сюань цзэ» (梦林玄解). Название вольно можно перевести как «Разъяснение глубин леса снов». Труд состоит из 34 томов, 1278 страниц. Текст нельзя назвать подлинно «психиатрическим» в современном значении слова. Книга представляет собой энциклопедию связанных со сновидениями знаний, которые предшествовали появлению западного психоанализа в Китае начала XX века. В сборнике не только каталогизировано около 5000 примеров толкования снов, но и предложены практические советы. Рекомендации направленны главным образом на избавление от кошмаров, включают в себя даже такие детали, как время изготовления подушек определённых видов. В книге разбирались проблемы, возникавшие у сдававших государственные экзамены, императоров и самих составителей сборника. Таким образом, целевой аудиторией книги была элита китайского общества, лишь меньшая его часть.

1798 г. Составление сборника «У Цзютун иань» (吴鞠通医案, «Истории болезней У Цзютуна»). Книга основана на записях известного врача У Тана (он же У Цзютун 1758–1836 гг.), содержит описания случаев в медицинской практике автора, в ней приведены анализ и комментарии. Целый раздел книги посвящён «дянькуан» (сумасшествию, безумию, помешательствам), он позволяет ознакомиться с методами лечения психических заболеваний в то время. Показательным примером является случай господина Бао, начавшего терять рассудок, «потому что его достижения не соответствовали его амбициям» (что было довольно распространённым явлением). У Тан стал последним из чуть ли не сотни врачей, кто пытался помочь господину Бао. Все предыдущие целители прописывали больному «восполняющие» лекарства, У Тан же дал сильнодействующее слабительное, «устраняющее излишний внутренний огонь», то есть истощающее организм. Эффективность лечения была связана с тем, что одновременно У Тан прибегнул и к эмоциональной терапии (речь о которой шла выше), занимаясь наставлениями и убеждением. По итогу господина Бао удалось вернуть к жизни в обществе. Хотя этот пример и нельзя назвать свидетельством существования современной психиатрии в Китае тех лет, однако комбинация медикаментозных и когнитивных методов можно называть общим элементом для современной психиатрической помощи и традиционной китайской медицины. 

1890-е гг. Открытие Приюта Джона Керра для душевнобольных. Приют является первым психиатрическим медицинским учреждением в Китае и Азии. Название больницы переведено с английского, в официальном китаеязычном названии имя не фигурировало. Тем не менее именно этому человеку учреждение обязано своим существованием, более того, с ним связано изменение отношения китайцев к психиатрической помощи.

Хотя, как было отмечено выше, китайские врачи уделяли достаточное внимание психическим расстройствам, идея создания отдельных учреждений для лечения душевнобольных людей никогда не имела поддержки в Китае до конца XIX века. Причины этого лежали в конфуцианской этике, согласно которой забота о душевнобольных строго относилась к обязанностям семьи, а не внешних институтов. Поэтому, несмотря на серьёзность проблемы, не приходилось ожидать открытия психиатрической лечебницы по инициативе самих китайцев. Вступив в 1855 году на пост суперинтенданта Кантонского госпиталя, пресвитерианский миссионер Джон Керр поразился количеству посещавших его душевнобольных. Направленное в 1872 году в пресвитерианский совет предложение о создании отдельного помещения для этого типа пациентов было категорически отвергнуто на основании несоответствия инициативы целям совета в Китае. Два последующие десятилетия он занимался планированием и поиском возможностей для открытия приюта, который был построен в 1891 году. За основу был взят опыт существовавших в США частных медицинских учреждений, внимание уделялось комфортной обстановке, хорошему питанию и упражнениям на свежем воздухе. За первые десятилетия психиатры-миссионеры сделали многое для распространения идей освобождения душевнобольных от домашнего заключения. Хотя для этого в первую очередь приходилось подвергать критике устои традиционной китайской семьи, часть её опыта была перенята психиатрами. Наиболее ярким примером является сходство между корзиной для свиней, в которой китайцы доставляли пациентов в Приют, и проволочными конструкциями, что были созданы в Приюте как средство удерживания пациентов.

1910–1930-е гг. Основание новых медицинских учреждений. После падения в 1911 году монархии в Китае распространение западной медицины перестало ассоциироваться лишь с миссионерской деятельностью, важнейшую роль стали играть и такие западные благотворительные организации, как Фонд Рокфеллера. Психиатрией стали серьёзно заниматься Шанхайская специализированная больница для душевнобольных (上海疯癫专门医院) и Пекинский объединённый медицинский колледж (北京协和医院, далее ПОМК), основанный Фондом Рокфеллера. В эти времена важной ролью психиатрических больниц становится также предоставление убежища женщинам, которые стремились хотя бы на время облегчить давление, оказываемое на них традиционным патриархальным обществом. Параллельно с этим происходила глубокая трансформацией взглядов врачей на проблемы женского психического здоровья. Основное внимание перешло с физиологических факторов, таких как нарушение менструального цикла, на жизненные условия, семейную жизнь и социальный статус.

1936 г. Выход журнала «Си фэн» (西风, «Западный ветер»). Хотя психиатрические лечебницы в крупных китайских городах и обеспечили основу для развития в стране западной психиатрии, её популяризации в постимперском Китае послужил именно ежемесячный журнал «Западный ветер». Стоит отметить, что распространению зарубежных научных подходов способствовали и другие журналы, «Дунфан» (东方, «Восток»), «Синь Циннянь» (新青年, «Новая молодёжь») и «Синьли» (心理, «Психология»), ставший первым китайским журналом из посвящённых психологическим темам.

Основателем журнала был Хуан Цзяинь (黄嘉音, 1913–1961 гг.), заместитель директора Шанхайской ассоциации укрепления психического здоровья. С изданием сотрудничало новое поколение китайских врачей, получивших образование за границей или в ПОМК. Среди них были Су Цзунхуа, Дин Цань и Чэн Юйлинь. Су Цзунхуа (粟宗华, 1904–1970 гг.) прошёл подготовку в ПОМК, затем в Университете Джонса Хопкинса и Гарвардском Университете США, открыл в Шанхае Психиатрическую реабилитационную больницу Хунцяо. Дин Цань (丁瓒, 1910–1968 гг.) стал первым китайским психотерапевтом, которому западные специалисты доверили заведовать психиатрией в важнейшем учреждении, ПОМК. Он создал экспериментальную лабораторию и отдел психического здоровья в Центральном экспериментальном колледже здравоохранения (который после 1949 года стал Китайским психологическим институтом). Дин Цань был пионером медицинской психологии, представившим в Китае концепцию психосоматической медицины. Чэн Юйлинь (程玉麟, 1905–1993 гг.) стал в 1947 году основателем первой в Китае государственной психиатрической больницы, прикреплена она была к Нанкинской центральной больнице. Публикации этих и других авторов поспособствовали тому, что основу журнала «Западный ветер» стали представлять не переводы и адаптации зарубежных статей, а статьи, написанные китайскими авторами и во многом затрагивающие проблемы именно китайского населения. Это было важной вехой развития китайской психиатрии.

1949 год. Основание КНР и смена вектора общественного развития. Коммунистический режим, победивший на территории всего континентального Китая, с самого начала стал диктовать свои условия во множестве сферах жизни китайского общества, в том числе и в медицине. Западные науки о поведении и психологические методы лечения были отвергнуты как «буржуазные», из-за чего у их защитников возникали проблемы. Исключением не стали и ключевые авторы «Западного ветра». Смена власти нанесла серьёзный удар по китайской психиатрии, на восстановления от которого потребовалось несколько десятилетий. 

Часть специалистов, в том числе Чэн Юйлинь, была вынуждена мигрировать на остров Тайвань, до которого не добрался контроль КПК. Переезжали целые организации, например, основанное в 1936 году в Шанхае Китайское общество психической гигиены было восстановлено на Тайване в 1955 году. Ещё в 1946 году на Тайвань вернулся Линь Цзунъи (林宗义, 1920–2010 гг.). Под его руководством отдел психиатрии Больницы Национального университета Тайваня подготовил целое поколение передовых психиатров, из которых особо стоит отметить Линь Сяня (林宪) и Цзэн Вэньцзэна (曾文曾). Многие из них получили подготовку в США. Таким образом, Тайвань стал одним из ведущих центров в области культурной психиатрии.

1951 г. Основание Китайского общества нейропсихиатрии. Руководителями его были Сюй Инкуй и Вэй Юйлинь. Хотя деятельность общества и не была активной, именно оно послужило основой для образования впоследствии Китайского общества психиатров.

1978 г. Провозглашение политики «реформ и открытости». Начавшаяся после прихода к власти Дэна Сяопина либерализация убавила уровень давления на медицину, предоставив определённую свободу для инициатив, а порой власть и сама способствовала реформам. С 1980 года возникают и получают практическую реализацию идеи «психологического консультирования» (心理咨询). Под этой концепцией подразумевалось содействие адаптации пациентов к жизни после выписки, информирование о диагнозе, лекарствах и рекомендациях. В конце 80-х инициатива получила государственную поддержку, Министерство здравоохранения обязало больницы выше уездного уровня создать пункты «психологического консультирования».

1979 г. Первая публикация «Китайской классификации психических расстройств» (CCMD). Текст представляет собой клиническое руководство, используемое при диагностике психических расстройств. Ввиду особенностей китайского языка (о которых речь шла выше) перевод текста МКБ, Международной классификации болезней, был неудобен для практической деятельности. По этой причине в Китае в качестве клинического руководства для диагностики психических расстройств был составлен собственный текст, написанный понятным для китайцев языком и учитывающий региональные особенности. Ныне CCMD публикуется Китайским обществом психиатров. Всего было создано 5 версий руководства. Последняя, ныне действующая, «CCMD-3», была принята в 2001 году. Она в некоторой степени отразила разрыв нового поколения экспертов в области психического здоровья от старого, подготовленного по российской системе и всё ещё осторожного в плане внедрения западной науки и технологий.

1994 г. Основание Китайского общества психиатров. Создание произошло по одобрению Китайской медицинской ассоциации. Тогда же был проведён 1-й Национальный академический конгресс КОП, учреждён 1-й совет, президентом избран профессор Чжан Миньюань. Целями общества провозглашены содействие высококачественной помощи людям с психическими расстройствами, психиатрическому образованию и исследованиям, удовлетворение профессиональных потребностей коллег, работающих в области психического здоровья. Китайское общество психиатров – член Всемирной психиатрической ассоциации. Официальным изданием общества является «Китайский журнал психиатрии» (中华精神科杂志). 

На рубеже тысячелетий КОП попала в скандал, связанный с использованием психиатрических учреждений в карательных целях. Выяснилось, что злоупотребления действительно имели место быть, однако не носили систематический характер. При посредничестве ВПА вопрос был урегулирован, причиной произошедшего был назван «недостаток подготовки и профессиональных навыков у некоторых психиатров».

1999 г. Проведение конференции ВОЗ/Китай по повышению осведомлённости. Правительство Китая официально признало проблемы психического здоровья насущной проблемой общественного здравоохранения и обязалось улучшить существующую систему.

2001 г., август. Официальное признание психиатрии как профессии. Министерство труда и социального обеспечения заносит профессию «психологический консультант» в документ «Национальные профессиональные стандарты». Есть основания утверждать, что этот шаг сделал для последующей популяризации психиатрии в Китае больше, чем инициативы Министерства здравоохранения. Минздрав добавил «психотерапевта» в свою систему сертификации в 2002 году.  

2001 г., ноябрь. Созыв Третьей Национальной конференции по охране психического здоровья. По её итогам ведущими экспертами из психиатрического сообщества были составлены такие документы, как «Национальный план психического здоровья (2002–2012 гг.)» и «Руководящие принципы по дальнейшему укреплению психиатрической помощи». Фактически эти тексты стали руководящими документами относительно национальной политики Китая в области психического здоровья. Впервые на официальном уровне стали обсуждаться такие проблемы, как депрессия и суицид.

2004 г. Выход в эфир программы «Синьли фантань» (心理访谈, «Психологические интервью»). Эта программа, наряду с некоторыми другими, сформировала у народа позитивный образ психологического консультанта и глубоко его укоренила, что способствовало популяризации всей сферы. Программа продолжает выходить до сих пор.

2008 г. Сычуаньское землетрясение. Катастрофические последствия бедствия серьёзно сказались на душевном состоянии миллионов китайцев. Это поспособствовало распространению идеи «психологической помощи» (心理援助) и, тем самым, переходу психиатрии в Китае в новую фазу ускоренного роста.

2012 г. Принятие Закона КНР о психическом здоровье. Закон разрабатывался 26 лет, вступил в силу в 2013 году и включает ряд долгосрочных мер. В том числе он устанавливает, что психиатрическое лечение должно быть добровольным, за исключением случаев, когда представляется опасность для пациента и окружающих. До этого семьи могли требовать госпитализации в отношения пациента, без его согласия. Закон свидетельствует о том, что ко втором десятилетию XXI века психическое здоровье стало для китайского правительства одним из ключевых приоритетов в здравоохранении.

Заключение. Если общим взглядом окинуть историю психиатрии в Китае, она представляется весьма внушительной. Вовсе нельзя сказать, что психиатрия целиком попала в Китай с Запада и развивалась там по западным шаблонам. Более того, определённые явления как в прошлом (классические труды, посвящённые медицине), так и в настоящем (создание собственной классификации психических расстройств) ставили и ставят под сомнение гегемонию Запада в отношении психиатрии. Также можно обнаружить, что концентрация важных событий значительно увеличилась за последние десятилетия. Это свидетельствует о бурном развитии, продолжающимся и поныне, происходящие в КНР процессы можно охарактеризовать как «психо-бум». При этом некоторые западные авторы полагают, что в определённом отношении Китай может уже даже обходить США. Также нельзя сказать, что отклоняясь от современных западных трендов, Китай лишь пытается продемонстрировать независимость от внешних влияний. Например, ныне в Китае огромную популярность вновь обрёл фрейдистский психоанализ, хотя на Западе он находится в упадке с 1960-ых годов. Есть основания предполагать, что благодаря синтезу китайского и западного наследия, поддержке государства и труду современных специалистов КНР может стать одним из главных двигателей мирового прогресса в сфере психиатрии.

ambulance
Срочная психиатрическая и наркологическая помощь
+7 (499) 398-29-32