Особенности течения психозов во время пандемии

           

 

Пандемия коронавирусной болезни, начавшаяся в 2019 г. (COVID–19)оказала и продолжает оказывать существенное влияние на психологическое состояние многих людей [FiorilloA., Gorwood P., 2020;  Fusar-Poli P., Brambilla P., 2020].

В результате выполненных исследований установлено, что психозы во время пандемии COVID-19 вызываются боязнью заражения, непредсказуемостью течения болезни, ее благополучного исхода, социальным дистанцированием, введенным для сдерживания распространения вирусавведением карантинных мер, возрастанием риска безработицы или снижения заработков, ограничениями по перемещению за границу, невозможностью воссоединиться с близкими в случае нахождения в пределах другой страны и многими другими негативными факторами [Druss B.G., 2020;D'Agostino A., 2021;  Бачило Е.В., 2020; Qiu J., 2020]

Рост психозов отмечался у части населения, которая склонна доверять слухам и распространять их, несмотря на видимую абсурдность и недостоверность. Зарубежные авторы отмечают рост заболеваемости различными видами психозов, депрессией, тревогой и посттравматическим стрессовым расстройством среди населения, в целом [Шматова Ю.Е, 2020; Brooks S.K., 2020; Brown E., 2020]

Так, Браун с соавт. установили, что вспышка COVID-19 оказала значительное воздействие на психическое здоровье многих людей из-за воздействия значительного психосоциального стресса. В исследовании сообщается о возрастании проявлений психоза у людей, инфицированных вирусом в диапазоне от 0,9% до 4% [Esposito C.M., 2021]. Диагноз психоза был связан с воздействием вируса, лечением, используемым для лечения инфекции и психосоциальным стрессом. 

Также сообщалось о значительном ухудшенииобщего состояния у субъектов с ранее существовавшими психическими расстройствами и усилением депрессивных симптомов, беспокойства, психологического стресса и нарушений сна у медицинских работников, обусловивших различные виды психозов [Vindegaard N., 2020 ]

Данные пандемий MERS и SARS и корреляция пандемии с факторами риска самоубийств, такими как уровень безработицы, резкая потеря близких, развитие последствий после перенесенного заболевания позволяют предположить, что уровень самоубийств также, вероятно, будет расти во всем мире

Также стоит отметить, что за последний год было зарегистрировано несколько случаев поствирусного психоза. Увеличение частоты психозов может быть связано с воздействием вируса или лечением стероидами, а также с ранее существовавшей уязвимостью и психосоциальным стрессом

Сообщается о психотических эпизодах, связанных со стрессом, у неинфицированных людей [Elliot B.M., 2020]

У большинства пациентов старшей возрастной группы, у которых был диагностирован психоз,наблюдался соматический бред, связанный с COVID-19. Подобные эпизоды предположительно отражают сильный психосоциальный стресс, пережитый во время пандемии, и последующие нейробиологические изменения, которые она влечет за собой

Стресс, обусловленный пандемией, вызвал усиление тревоги и депрессии, а также психотических симптомов. Что касается характеристик психотических эпизодов, то случаи первого психоза лиц, госпитализированных в 2020 г., не выявили значительных отличий по сравнению с 2019 г. ни по продолжительности, ни по психометрическим показателям.

Вирус COVID-19 оказывает негативное воздействие на психическое здоровье пациентов, в анамнезе которых ранее не было психических расстройств. 

Психические расстройства, выявленные в течение 14-90 дней после постановки диагноза COVID-19, встречались у 18,1% пациентов, у 5,8% они были выявлены впервые (рисунок 1):

 

          Рисунок 1. Частота выявления психических расстройств

В период пандемии отмечались следующие психические расстройства: ухудшение настроения, депрессивные и тревожные состояния, нарушения сна, расстройства адаптации. Депрессия и нарушения сна чаще встречались у молодежи. Тревожность и депрессия чаще отмечалась у женщин

В острой стадии психоза увеличивается вероятность возникновения делирия (спутанность сознания), возбуждения. Наиболее распространенными психическими расстройствамиоказались (рисунок 2):

 

Рисунок 2 Наиболее распространенные психические расстройства в период пандемии

 

При выписке у 30% пациентов с тяжелым течением COVID-19 диагностировали:

 

 

 

Рисунок 3 Дигнозы пациентов, у которых отмечались тяжелые формы COVID-19 при выписке

 

Люди с шизофренией, синдромом дефицита внимания, гиперактивностью, биполярнымрасстройством чаще заболевали COVID-19. При этом женщины с недавно диагностированным психическим расстройством, были более подвержены заражению, нежели мужчины.

Тем не менее, примечательными являются некоторые аспекты пациентов с первыми эпизодами психозов, госпитализированных во время первой волны пандемии, такие как их относительно более высокий средний возраст (43,5 года в 2020 г. по сравнению с 34,0 года в 2019 г.), представляются заслуживающим внимания (рисунок 4):  

 

 

Рисунок 4 Динамика роста среднего возраста пациентов с психозами в период коронавирусной инфекции

 

Известно, что факторы риска окружающей среды играют роль в развитии психоза. Это происходит как с факторами риска окружающей среды, которые обычно снижают возраст появления психотических симптомов, так и с поздними факторами риска окружающей среды, к которым более уязвимы пожилые люди [D'Agostino A. аt al., 2021], так как известно, что с точки зрения психического здоровья пожилые люди более уязвимы к стрессовым факторам окружающей среды. 

Несколько гипотез предполагают, что сопутствующие заболевания или менее эффективные стратегии когнитивного реагирования играют решающую роль в такой уязвимости. Хотя появление этой слабости обычно связывают с тревогой и депрессией, также были задокументированы случаи психотических расстройств

Поздний психоз представляет собой гетерогенную клиническую картину, для которой характерно позднее появление шизофреноподобных симптомов. Влияние старения мозга и когнитивных дисфункций на эти поздние приступы психоза, по-видимому, коррелируют с ранее существовавшими факторами риска развития психоза [Van AsscheL.,2017]. В частности, начало психоза у пожилых людей изучалось на предмет его клинического совпадения со случаями неврологического значения, такими как продромальные симптомы деменции. Однако недавний обзор показал, что только у небольшого числа субъектов с поздним психозом развивается деменция в течение десяти лет после появления психических симптомов, что, возможно, предполагает связанное со стрессом ускорение старения мозга, а не нейродегенеративную патологию

Пандемия COVID-19 и изоляция стали значимым фактором экологического стресса для значительной части населения. Социальная деафферентация и изменения образа жизни повлияли на большинство людей, которые не смогли воспользоваться обычными копинг-стратегиями. Хотя затруднительно однозначно объяснить факторы, которые поддерживали повышенную уязвимость к психозу у пожилых людей, интенсивная реакция страха на вспышку пандемии, вероятно, сыграла свою роль. С одной стороны, пожилые люди в общей популяции имеют физические патологии, которые сделали бы инфекцию COVID-19 более серьезной. С другой стороны, пожилое население широко описывалось как более уязвимое для развития серьезных клинических картин и смерти в стратегиях коммуникации в СМИ. Несомненно, старение тесно связано с худшими исходами COVID-19 со значительным увеличением смертности среди лиц старше 65 лет

Инцидентные случаи ПЭП, наблюдавшиеся во время пандемии, демонстрировали относительно более высокие показатели тревожности при поступлении, но, что наиболее важно, повышенную реакцию по шкале тревожности на госпитализацию. В то время, как ранее сообщалось о более высоких средних показателях тревожности в пожилых выборках пациентов с ПЭПследуетинтерпретировать повышенный ответ на госпитализацию как свидетельство патогенеза, связанного со стрессом в этой возрастнойпопуляции. 

Данные о снижении злоупотребления психоактивными веществами у пациентов с ПЭП в 2020 году представляют особый интерес. Во-первых, это означает, что лишь немногие из наблюдаемых случаев были вызваны веществами, и, следовательно, большинство из них следует приписать только сочетанию уязвимости и окружающей среды отдельных индивидуумов. Более низкое влияние веществ на начало ПЭП может иметь экологические причины, связанные с карантином, например, закрытие заведений общественного питания, трудности с поиском запрещенных психоактивных веществ. 

Такие данные относят ПЭП, возникающие в период пандемии, к психотическим эпизодам с качественными характеристиками, аналогичными ПЭП, не являющимся результатом периодов мирового стресса. Примечательные данные, по-видимому, заключаются в том, что ПЭП 2020 года затрагивают более пожилую часть населения по сравнению с нормой ПЭП.

Ограничения исследования связаны с небольшим размером выборки, трудностью установления четкой этиологической связи между стрессом, связанным с пандемией, и возникающим психозом, а также с диагностической вариабельностью зарегистрированных психотических эпизодов. Несоответствие диагнозов согласуется с трудностью установления течения потенциального расстройства в начале первого психотического эпизода

Хотя для подтверждения этих предварительных данных необходимы дальнейшие исследования, предполагается умеренное увеличение психотических эпизодов среди населения в целом, что может отражать интенсивный психосоциальный стресс, обусловленный пандемией [Медведев В.Э., Доготарь О.А., 2020].

Медикаментозное лечение психоза важно начать на ранней стадии, после первого эпизода психоза. Это поможет не допустить, чтобы симптомы повлияли на отношения, работу или учебу. Это также может помочь избежать новых проблем в будущем. Врач может порекомендовать скоординированную специализированную помощь. Это командный подход к лечению при появлении первых симптомов. Он сочетает медицину и терапию с социальными услугами и поддержкой работы и образования. То, что порекомендует врач, будет зависеть от причины психоза и степени сложности его протекания.

Врач назначит антипсихотические препараты — в виде таблеток, жидкостей или инъекций — для облегчения ваших симптомов. Он также предложит вам избегать употребления наркотиков и алкоголя и заниматься повседневными делами. Врач проверит симптомы, выявит причины и предложит наилучшее лечение.

Консультирование, наряду с лекарствами, также может помочь справиться с психозом. Когнитивно-поведенческая терапия может помочь распознать психотические эпизоды. Это также поможет провести четкую грань между вымышленным и реальным. Этот вид терапии также подчеркивает важность антипсихотических препаратов и приверженности лечению. Поддерживающая психотерапия помогает научиться жить с психозом и справляться с ним. Она также учит здоровому мышлению. 

Терапия когнитивного улучшения использует компьютерные упражнения, дистанционное консультирование и групповую работу, чтобы помочь вам лучше думать и понимать. В семейном психообразовании и поддержке могут принять участие и близкие, если они не будут критиковать и высказывать мнение, которое будет раздражать. Это помогает сблизиться и улучшает способ совместного решения проблем, определить оптимальный выход из сложившейся ситуации.

Скоординированная специализированная помощь создает командный подход к лечению психоза, когда он впервые диагностирован. CSC сочетает медикаментозное лечение и психотерапию с социальными услугами, поддержкой в ​​работе и обучении.

 

Список литературы

 

1. Fiorillo A, Gorwood P. The consequences of the COVID-19 pandemic on mental health and implications for clinical practice. Eur Psychiat2020;63(1):e32.
2. Fusar-Poli P., Brambilla P., Solmi M. Learning from COVID-19 pandemic in northen italy: Impact on mental health and clinical care. J Affect Disord2020;275:78–79. doi: 10.1016/j.jad.2020.06.028. 2020 Jul 2.
3. Druss B.G. Addressing the COVID-19 Pandemic in Populations With Serious Mental Illness. JAMA Psychiatry. 2020;1(9):891–892. 770.1001/jamapsychiatry.2020.0894.
4. D'Agostino A., Demartini B., Cavallotti S., GambiniO. Mental health services in Italy during the COVID-19 outbreak. Lancet Psychiat2021;7(5):385–387. doi: 10.1016/S2215-0366(20)30133-4.
5.  Бачило Е.В. Психическое здоровье населения в период пандемии COVID-19. Журналневрологии и психиатрии имС.СКорсакова. 2020;120(10):130-136.
6. Qiu J., Shen B., Zhao M., Zhen W., Xie B., Xu Y. A nationwide survey of psychological distress among Chinese people in the COVID-19 epidemic: implications and policy recommendations. GenPsychiatr2020;33 doi: 10.1136/gpsych-2020-100213.
7. Шматова Ю.Е. ВЛИЯНИЕ COVID-19 НА ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ (КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА): ОПЫТ ЗАРУБЕЖНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ // Проблемы развития территории. 2020. №4 (108). С.
8. Brooks S.K., Webster R.K., Smith L.E., Woodland L., Wessely S., Greenberg N., Rubin G.J. The psychological impact of quarantine and how to reduce it: rapid review of the evidence. Lancet. 2020;395(10227):912–920. doi: 10.1016/S0140-6736(20)30460-8.
9. Brown E., Gay R., Lo Monaco S., O'Donoghue B., Nelson B., Thompson A., Francey S., McGorry P. The potential impact of COVID-19 on psychosis: A rapid review of contemporary epidemic and pandemic research. Schizophr Res. 2020;6doi: 10.1016/j.schres.2020.05.005.
10. Esposito CM, D'Agostino A, Dell Osso B, et al. Impact of the first Covid-19 pandemic wave on first episode psychosis in Milan, italy. Psychiatry Res. 2021;298:113802doi:10.1016/j.psychres.2021.113802
11. Vindegaard N., Eriksen Benros M. COVID-19 pandemic and mental health consequences: Systematic review of the current evidence. Brain Behav Immun. 2020;30(20):30954–30955. doi: 10.1016/j.bbi.2020.05.048. S0889-1591.
12. Elliot B.M., Jr Brief Psychotic Disorder Triggered by Fear of Coronavirus? Psychiatr Times. 2020;37(5) doi: 10.1016/j.psym.2020.05.012.
13. Fusar-Poli P., Tantardini M., De Simone S., Ramella-Cravaro V., Oliver D., Kingdon J., Kotlicka-Antczak M., Valmaggia L., Lee J., Millan M.J., Galderisi S., Balottin U., Ricca V., McGuire P. Deconstructing vulnerability for psychosis: Meta-analysis of environmental risk factors for psychosis in subjects at ultra high-riskEurPsychiatry. 2017;40:65–75.
14. Van Assche L., Morrens M., Luyten P., Van de VenL., Vandenbulcke M. The neuropsychology and neurobiology of late-onset schizophrenia and very-late-onset schizophrenia-like psychosis: A critical review. Neurosci Biobehav Rev. 2017;83:604–621. doi: 10.1016/j.neubiorev.2017.08.024.
15. Медведев В.Э., Доготарь О.А. COVID-19 И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ: ВЫЗОВЫ И ПЕРВЫЕ ВЫВОДЫ // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2020. №6. С.4-10.
ambulance
Срочная психиатрическая и наркологическая помощь
+7 (499) 398-29-32